Связь сахарного диабета с заболеваниями печени

Методы теоретического познания — это абстрагирование, анализ и синтез, индукция и дедукция, идеализация, аналогия, формализация, моделирование, методы гипотез и аксиоматический, системный метод и подход и др.

Сущность абстрагирования состоит в мысленном отвлечении от несущественных свойств, отношений и связей в объекте и между ними при одновременной фиксации отдельных сторон, аспектов этих предметов в соответствии с целями познания и задачами исследования, конструирования и преобразования. Результатом процесса абстрагирования будут абстракции — понятия естественного языка и понятия науки.

Метод абстрагирования включает два момента. Сначала производится отделение существенного от несущественного, наиболее важного в познавательной задаче. Здесь производится оценка различных аспектов объекта, действующих факторов, условий, устанавливается наличие общего, принадлежность к определенным классам явлений, объектов и т.п. Необходимой сторо- ной является установление независимости или пренебрежимо малой зависимости от определенных факторов. Затем производится замещение некоторого объекта идеальной или материальной природы, подвергающегося изучению, другим, менее богатым свойствами, имеющим ограниченное число параметров и характеристик. Полученный объект выступает в роли модели первого. Например, в астрономических расчетах планеты замещаются абстракциями

(.(. -» ^ гх-1

вроде "материальной точки", реальные взаимодействия — силами, и т.п. То же самое мы найдем не только в небесной механике, но во всей механике, во всей науке вообще.

Следует заметить, что операция абстрагирования может применяться как к реальным, так и к абстрактным объектам, которые сами уже были результатом предшествующего абстрагирования. При этом мы как бы удаляемся от конкретности и богатства свойств исходного объекта, обедняем его. Но иначе мы не смогли бы охватить широкие классы объектов и их общую сущность, взаимосвязь, форму, строение и т.п. Роль полученной в итоге абстракции состоит в том, что она позволяет в познании назвать казавшиеся ранее разными предметы (объекты) одним именем, заменить сложное простым, классифицировать многообразие по общим признакам, то есть выйти в итоге к обобщению, а, значит, к закону.

Науке известны: 1) абстракция отождествления, при которой образование понятий происходит путем объединения многих объектов и их аспектов в особый класс; 2) изолирующая абстракция, когда производится выделение какого-либо свойства или отношения, связанного с объектом, обозначение их определенным термином и придание ему статуса самостоятельности (например, твердость, упругость, электропроводность, растворимость, устойчивость и т.п.); 3) абстракция конструктивизации, когда, отвлекаясь от неопределенности границ в свойствах объектов, как бы огрубляют действительное, реальное, благодаря чему получают возможность сформулировать некоторые законы, понять реальное в первом приближении, при этом в итоге дальнейшего движения мысли исходное упрощение снимается; 4) в специальных науках существуют свои, специальные виды абстракции. Так, в математике и логике — это абстракция актуальной бесконечности и потенциальной осуществимости; в кибернетике — "черного ящика" и др. Они обладают особыми чертами и в то же время сходными свойствами с перечисленными выше видами абстракции.

Обратимся к методам_анализа и синтеза.

Анализ — это мысленное разделение интересующего нас объекта или его аспектов на отдельные части с целью их систематического изучения. В их роли могут выступать отдельные материальные и/или идеальные элементы, свойства, отношения и т.

Синтез — мысленное соединение ранее изученных элементов в единое целое. Из приведенных определений уже видно, что это взаимно предполагающие и дополняющие друг друга методы. В зависимости от степени иссле- дованости, глубины проникновения в сущность объекта или его аспектов применяются анализ и синтез различного рода или вида:

прямой, или эмпирический анализ и синтез, которые пригодны на стадии

первого, еще поверхностного ознакомления с объектом исследования и его аспектами, особенно при изучении сложного объекта; —

возвратный, или элементарно-теоретический анализ и синтез, которые пригодны для постижения моментов, сторон, аспектов сущности, овладения определенными причинно-следственными зависимостями; —

структурно-генетический анализ и синтез, которые позволяют выделять в объекте исследования самое главное, центральное, решающее, ведущее к развертыванию объекта в целое; они охватывают генетические связи и опосредования, их целые цепочки, ведут к полноте охвата частей и их содержания или к целостному видению и описанию объекта.

Анализ и синтез тесно связаны друг с другом: анализ подготавливает синтез, синтез завершает анализ. Они связаны и с другими методами. Так, возвратный анализ и синтез связаны с сравнением, наблюдением, измерением, экспериментом, индукцией и дедукцией, другими методами. Такой анализ предполагает абстрагирование от несущественного. Следует иметь в виду, что уровни расчленения и объединения в целое зависят от познавательных задач, а поэтому они могут быть лишь ограниченными не бесконечными, беспредельными. Оба метода — следствие философского положения о том, что целое по своим свойствам суть иное качество, чем его части, что оно больше суммы частей, но оно все же ограничено ими.

Индукция и дедукция — следующие два метода — подобно предыдущим парные и взаимодополняющие. Они занимают особое положение в системе научных методов и включают в себя применение чисто формальных логических правил умозаключения и вывода — дедуктивного и индуктивного. Начнем с разъяснения смысла индукции.

Под индукцией понимают умозаключение от частного к общему, когда на основе знания о части предметов делается вывод о свойствах всего класса в целом. При этом можно выделить следующие виды индукции: —

полная индукция, когда делается вывод о свойствах данного объекта на основе перебора (и анализа) всех объектов данного класса. Это совершенно достоверное знание. Всякая наука стремится к его получению и использует в роли доказательства достоверности ее выводов, их неопровержимости; —

неполная индукция, когда общий вывод делается из посылок, не охватывающий всех объектов или аспектов данного класса. В ней содержится, таким образом, момент гипотезы. Ее доказательность слабее предыдущей, ибо нет правил без исключения;

Исторически первой была так называемая перечислительная (или популярная) индукция. Она используется, когда на опыте замечена какая- нибудь регулярность, повторяемость, о чем и формулируют суждение. Если не будет противоречащих примеров, то тогда делается общий вывод в форме умозаключения. Такую индукцию относят к полной. Неполную индукцию иначе называют еще "научной", так как она дает не только формальный результат, но и доказательство не случайности найденной регулярности. Такая индукция позволяет "уловить" и причинно-следственные связи (что было установлено еще Бэконом и обосновано Дж. Миллем в Англии).

Пример полной индукции: последовательно проверенные металлы, один, другой, третий и т.д., обладают электропроводностью, из чего следует вывод, что все металлы электропроводны и т.д. Пример неполной индукции: последовательно взятые, каждое четное число делится на два, и хотя их всех бесконечно большое множество, мы все же делаем вывод о кратности всех четных чисел двум, и т. п.

Привлекательность и сила индукции очевидны. Отметим, что все опытные науки по преимуществу индуктивные науки. Значение индукции приходится переоценивать в связи с развитием вычислительной математики и ее приложений. Еще Бэкон писал, что если мы хотим проникнуть в природу вещей, то всюду обращаемся к индукции. Впоследствии в науке сложилось направление всеиндуктивистов (В. Уевелл, Дж. Ст. Милль и др.).

Дедуктивным называется умозаключение, в котором вывод о свойствах объекта и о нем самом делается на основании знания общих свойств и характеристик (всего множества).

Пример: 1) Все металлы проводят электрический ток.

2) Вольфрам — металл. Вывод: вольфрам электропроводен.

Роль дедукции в современном научно познании и знании резко возросла. Это связано с тем, что современная наука и инженерная практика сталкивается с объектами, недоступными обычному чувственному восприятию (микромир, Вселенная, прошлое человечества, его будущее, очень сложные системы разного рода и др.), поэтому все чаще приходится обращаться к силе мысли, нежели к силе наблюдения и эксперимента. Особое значение дедукция имеет для формализации и аксиоматизации знания, построения гипотез и др. (в математике, теоретической физике, теории управления и принятия решений, экономике, информатике, экологии и др.). Классическая математика — типично дедуктивная наука. Дедукция отличается от других методов тем, что при истинности исходного знания она дает истинное же выводное знание. Однако нельзя и переоценивать силу дедукции. Прежде чем ее применять, надо получить истинное исходное знание, общие посылки, а поэтому особое значение остается за методами получение такого знания, о которых говорилось выше.

Идеализация._ Для целей научного познания, конструирования, проектирования и преобразования широко используются так называемые "идеальные объекты". Они не существуют в действительности, принципиально не реализуются на практике, но без них невозможно теоретическое знание и его приложения. К их числу относятся точка, линия, число, абсолютно твердое тело, точечный электрический заряд, заряд вообще, идеальный газ, абсолютно черное тело и многие другие. Науку без них нельзя представить. Мысленное конструирование таких объектов называется идеализацией.

Чтобы идеализация протекала успешно, необходима абстрагирующая деятельность субъекта, а также другие мыслительные операции: индукция, синтез и др. При этом мы ставим себе следующие задачи: мысленно лишаем реальные объекты некоторых свойств; наделяем (мысленно) эти объекты определенными нереальными предельными свойствами; именуем полученный объект. Чтобы выполнить эти задачи прибегают к многоступенчатому абстрагированию. Например, отвлекаясь от толщины реального предмета, получают плоскость; лишая плоскость одного измерения, получают линию; лишая линию единственного ее измерения, получают точку и т.п. А как перейти к предельному свойству ? Расположим, к примеру, известные нам тела в ряд в соответствии с увеличением их твердости. Тогда, в пределе, мы получим абсолютно твердое тело. Примеры легко можно продолжить. Такие идеальные объекты, как несжимаемость, сконструированы теоретически, когда свойство сжимаемости принимается равным нулю. Абсолютно черное тело мы получим, если припишем ему полное поглощение поступающей энергии.

Заметим, что абстрагирование от любого из свойств есть обязательно приписывание ему противоположного свойства, причем прежнее отбрасывается, иначе мы не получим идеального объекта.

Большое значение имеет вопрос о правомерности тех или иных идеали- заций. Оправдать идеализацию путем непосредственного созерцания реального объекта трудно, не всегда помогают и измерения. Правомерность идеализации доказывается применимостью на практике той теории, которая создана на базе одной или нескольких идеализаций, включая заимствованные и ранее созданные. Любая идеализация верна лишь в определенных пределах. Так, представление об идеальной жидкости (без вязкости и несжимаемости), пригодное в гидростатике, непригодно при анализе движения твердых тел в ней, так как здесь при решении задач существенны вязкость и турбулентность.

Метод аналогий. В науке, особенно в астрономии вместе с космологией, в физике, в бионике и др., многие построения возникли на основе аналогий, которые прокладывают потом дорогу как моделированию, так и различным научным гипотезам. Это такой метод познания, когда из сходства некоторых признаков, аспектов у двух или более объектов делают вывод о сходстве других признаков и свойств этих объектов.

Построим аналогию. Известно, что Солнце — рядовая звезда нашей Галактики, в которой порядка 100 миллиардов таких звезд. У этих светил много общего: огромные массы (до 100 масс Солнца), высокая температура, определенная светимость, спектр излучения и т.д. У них есть спутники — планеты. По аналогии с нашей солнечной системой ученые делают вывод, что кроме нашей, в Галактике есть еще обитаемые миры, что мы не одиноки во Вселенной.

Примеры подобных рассуждений можно продолжить. Но не в них дело. Важно, что метод аналогий прокладывает дорогу к моделированию как более сложному методу, о котором мы еще будем говорить. Заметим вместе с тем, что аналогия не дает абсолютной достоверности вывода: в ней всегда есть элемент догадки, предположения. И только опыт и практика могут вынести окончательный приговор той или иной аналогии.

Перейдем к формализации. Сам этот термин неоднозначен и применяется в разных значениях. Первое — как метод решения специальных проблем в математике и логике. Например, доказательство непротиворечивости математических теорий, независимости аксиом и др. Вопросы такого рода решаются путем использования специальной символики, что позволяет оперировать не с утверждениями теории в их содержательном виде, а с набором символов, формул разного рода и др. Второе — в широком смысле — под формализацией понимается метод изучения разнообразных проблем путем отображения их содержания, структуры, отношений и функций при помощи различных искусственных языков: математики, формальной логики и других наук.

В чем состоит роль формализации в науке? Прежде всего, формализация обеспечивает полноту обозрения определенных проблем, обобщенность подхода к ним. Далее, благодаря символике, с чем формализация неизбежно связана, исключается многозначность (полисемия) и размытость терминов обычного языка. В результате чего рассуждения становятся четкими и строгими, а выводы доказательными. И, наконец, формализация обеспечивает упрощение изучаемых объектов, заменяет их исследование изучением моделей: возникает как бы моделирование на основе символики и формализмов. Это помогает успешнее решать различные познавательные, проектировочные, конструкторские и др. задачи.

Из сказанного уже видно, что формализация связана с моделированием, она связана также с абстрагированием, идеализацией и другими методами. По отношению к моделированию она носит вспомогательный характер. Абстрагирование и идеализация, наоборот, — предпосылки для формализации.

Моделирование. Во втором разделе главы уже говорилось о моделях разного рода, в том числе натурных. Между тем, моделирование, как мощный и эффективный метод применяется и на теоретическом уровне. Здесь он, будучи комплексным, опирается на предыдущие методы.

Различают аналоговое моделирование, когда оригинал и модель описываются одинаковыми математическими уравнениями, формулами, схемами и т.п. Таким путем может быть представлена как гипотеза, так и закон, которые выступают предварительно качественно в виде простых отношений. В науке и технике часто поступают именно так. Сложнее — знаковое моделирование. Здесь в роли моделей, — заместителей реальных объектов, — служат числа, схемы, символы и др. Собственно, и технический проект в значительной своей части выражается именно таким способом. Но этот вид моделирования получает дальнейшее свое развитие благодаря математике и логике в виде логико-математического моделирования. Здесь операции, действия с вещами, процессами, явлениями, свойствами и отношениями замещены знаковыми конструкциями, структурой их отношений, выражением на этой основе динамики объектов, их функций и др. Еще одним шагом вперед стало развитие модельного представления информации на компьютерах (компьютерное моделирование). Построенные здесь модели опираются на дискретное представление информации об объектах. Открывается возможность моделировать в режиме реального времени, строить виртуальную реальность.

Для успеха моделирования необходимо наличие и таких форм знания как язык (термины) науки, гипотеза, закон, теория.

Но прежде рассмотрим аксиоматический метод. Это — метод организации наличного знания в дедуктивную систему. Он широко применяется в математике и математизированных дисциплинах. При применении этого метода ряд идей, ранее доказанных или очевидных, простых вводится в основы теории в виде исходных положений ( в рамках данной теории они не доказываются). В математике их называют аксиомами, в теоретической физике и химии — "началами" или принципами. Все остальное знание — все теоремы, все законы и следствия — выводятся из них по определенным логическим правилам (по дедукции).

Утверждение аксиоматического метода в науке связывают с появлением знаменитых "Начал" Евклида. Но элементы аксиоматики встречались и раньше. С развитием науки этот метод проникает в разные науки из математики и логики, где он главенствует. Примерами таких наук и теорий будут также аналитическая механика (у Лагранжа, Гамильтона, Герца и др.), теория электромагнитного поля Максвелла, теория относительности и др.

Основные требования к данному методу таковы: непротиворечивость аксиом, то есть в системе аксиом или начал не должны одновременно присутствовать некоторое утверждение и его отрицание; полнота, то есть аксиом без следствий не должно быть и их количество должно дать нам все следствия или их отрицания; независимость, когда любая аксиома не должна быть выводима из других. К данной системе добавить больше нечего.

Достоинства аксиоматического метода состоят в следующем. Аксиоматизация требует точного определения используемых понятий и строгости рассуждений. Она упорядочивает знание, исключает из него ненужные элементы, устраняет двусмысленность и противоречия, позволяет по-новому взглянуть на прежде достигнутое знание в рамках определенной теоретической системы. Правда, применение этого метода ограничено. В нематемати- зированных науках такой метод играет лишь вспомогательную роль. Но и в рамках математики он тоже имеет определенные границы. В выяснении этого вопроса выдающуюся роль сыграла доказанная К.Гёделем теорема о принципиальной неполноте развитых формальных систем знания. Суть ее в том, что в рамках данной системы можно сформулировать такие утверждения, которые нельзя ни доказать, ни опровергнуть без выхода данной аксиоматизированной системы (в метатеорию). Для всей математики такую роль играет арифметика. Результат Гёделя привел к краху иллюзии математиков о всеобщей аксиоматизации математики.

Системный метод и системный подход появились в арсенале человеческого знания и деятельности в XX веке благодаря в первую очередь Л. фон Берталанфи, австрийскому биологу-теоретику (с 1949 г. жил и работал в США и Канаде), оформилась в "Общую теорию систем" (ОТС). Развитие этой теории бурно протекало, начиная с 50-х гг. XX века. Однако в зрелом виде, еще в самом начале нашего века, эти идеи (как и идеи кибернетики) изложил в своей всеобщей организационной науке "тектологии" русский ученый А.А. Богданов (Малиновский). Сейчас происходит буквально второе открытие работ Богданова. Ранее идеи системности развивались не как универсальные, а как частные идеи, относящиеся к организации знания, к математическим объектам (в теориях множеств, групп), объектам механики. Большую роль в XX веке сыграли работы французских структуралистов — биологов, этнографов и лингвистов. Все же главный стержень системных идей создали работы биологов и философская концепция органицизма, ведущая традицию из глубокой древности.

Онтология систем. Заметим, что в рамках позитивизма существование онтологии систем оспаривалось. Между тем, объективно, мир состоит из систем, сот, сетей, хаоса и пленумов (непрерывных сущностей), взаимно проникающих друг в друга и взаимодействующих. Но что такое система? Кучу песка, камней или толпу на улице вряд ли кто-нибудь назовет системой. Это, скорее, агрегаты. Их свойства можно определить как сумму свойств частей (в науке говорят, что они аддитивны). Рабочее определение системы таково: система — это множество элементов, находящихся в отношениях или связях друг с другом и образующих целостность или органическое единство (Дж. Клир). Богданов в своей тектологии показал, что существуют два способа образования систем. Согласно первому система возникает из соединения как минимум двух объектов посредством третьей сущности — связи. Второй способ — образование систем за счет распада ранее существовавших. Особенно наглядно оба эти способа видны в химии, в двух видах химических реакций: соединения и разложения.

Истинная система интегральна, а не аддитивна. При этом понятия "элемент", "отношение", "система" и др. используются в самом широком смысле. Так, отношение — это и некое ограничение, и сцепление, и связь, и соединение, и взаимосвязь, и зависимость, и корреляция, и др. Элементы, то есть некие первоначально как бы независимые сущности, образуют основу любой системы, ее субстрат. Систем без элементов и отношений не бывает, как не существует элементов, если они вне системы: элемент тогда элемент, если он часть целого — системы.

Важными понятиями системного анализа являются понятия структуры и организации. Структурой называют чаще всего строение отношений и связей в системе, ее архитектуру, форму, устойчивую композицию, а организацией — совокупность структуры и программы поведения системы, меняю- щейся или постоянной. Многие авторы нередко отождествляют понятия структуры и организации. Заметим, что внутренняя форма системы — это ее каркас и опора.

Существует многообразие видов систем: 1) по форме — это централист- ские и ацентрические (звездные); 2) по природе — материальные и идеальные, включая информационные; биокосные и живые; природные и искусственные (вроде технических и др.

); 3) по видам движения — вещественные и полевые, в том числе физические, химические, биологические и социальные; 4) по взаимосвязи с окружением — изолированные и открытые; 5) по активности — активные и пассивные; 6) по функциям — моно- и многофункциональные; 7) по структуре и количеству — неорганизованные (хаотичные, вроде газов) и организованные, а также малые и большие, простые и сложные; 8) по направленности — нецелевые (подчиненные естественным законам или инвариантам, вроде минералов, жидкостей, планет; алгоритмические и имеющие естественно возникшие программы, вроде машин, биологических организмов и т.п.) и целевые (как человек и общество); 8) по обусловленнсти — вероятностные (связанные со случайностью) и жестко детерминированые; и др.

Система и её актуальная среда противостоят друг другу и взаимодействуют, абсолютно изолированных систем не бывает. В силу этого любая система внешне ограничена, в том числе по ресурсам. Кроме того, она всегда локализована в пространстве и времени, имеет четкие или нечеткие границы жизнедеятельности. Бесконечно больших и вечных систем не бывает: все истинные системы имеют верхние пределы по количеству компонентов, числу уровней, сложности, по разнообразию свойств, то есть они всегда внутренне ограничены.

Рассмотрим простые и сложные системы. Простейшая система состоит как минимум из двух элементов, компонентов вообще, объединенных в целое каким-либо отношением, связью, как, например, протон и электрон в атоме водорода. Но свойства возникшего целого резко отличаются от свойств элементов. Система — это новое, иное качество, не равное сумме свойств ее элементов (эмерджентность). Формально, сети (вроде ячеистой структуры Галактики, колонии организмов, сети связи и коммуникаций, расселение людей, размещение производства на территориях, схемы управления и др.), соты (вроде кристаллов, совокупности клеток в тканях организмов, определенные конструкции в технике и в технологических схемах, ритмы и регулярные процессы и др.), агломерации (вроде кучи песка, груды камней, толпы и др.), а также хаос и пленумы (непрерывные сущности, вроде вакуума, жидкостей, газов и др.) можно рассматривать как "вырожденные" случаи истинных систем, обусловленные характером компонентов и, главное, их отношений.

О сложных системах. Важнейшей проблемой науки конца XX века, переходящей в XXI век, является проблема описания и объяснения механизмов существования, изменения, сохранения свойств, упадка и гибели (катастроф) сложных систем, особенно обладающих собственным поведением (так назы- ваемых "бихевиоральных систем"). К их числу относятся все живые организмы, их сообщества и биосфера в целом, человек и его различные группы и объединения (народы, государства и др.), а также гибридные (смешанные) системы вроде биогеосистем, человекомашинных, экономических, экологических и др. систем. Все они — открытые системы, обладающие собственным поведением, основанном на вещественном, энергетическом и информационном обмене со средой. Это — иерархические по структуре образования. Им присущи прямые и обратные связи, управление, функциональность, самоорганизация, отражение, память, адаптивность, избирательность, направленность, алгоритмичность, агрессия в среду и обмен со средой, другие свойства.

Познание систем, начиная с их простоты и сложности, других характеристик, согласно У.Р. Эшби, связано прямо со способностями человека воспринимать, хранить в памяти и перерабатывать поступившие сигналы, которые оцениваются в нервной системе человека и оформляются в осмысленную информацию. Оно связано с возможностями его инструментальных средств, а также с целями и задачами познания, конструирования, планирования и действий. В этой связи находится оценка человеком таких характеристик систем как их величина и масштабы, количество компонентов, простота и сложность, степень интенсивности качеств, свойств и процессов, трудность или легкость действий, быстрота и медленность, и др. Субъективность восприятия получаемой при этом информации несомненна, как несомненна относительность, а также неоднозначность понимания подобных характеристик. Но несомненна при этом и эвристическая сила сопоставления, аналогий, анализа, вероятностных методов и статистики, гипотез, других методов.

Заметим, что большое значение для познания неизвестного может играть, развитый впервые в бихевиоризме и примененный затем в кибернетике, метод "черного ящика". Суть его в следующем. Если мы, изучая какую-либо сложную или даже сверхсложную систему, узнали параметры входных воздействий ("возмущений") или сигналов разного рода, а также информации, то нам совсем не обязательно знать, что происходит внутри системы. Нам достаточно знать характер выходных сигналов, а также информации. Сопоставив то и другое, сравнив это всё с известными аналогичными случаями поведения других систем, мы сравнительно легко делаем умозаключение по аналогии о том, что можно ожидать от этой системы в дальнейшем. Конечно, при этом должны быть тщательно изучены условия, в которых находится изучаемая система, они тоже должны быть сопоставлены с известными, другими случаями, особенно, в связи с изменением условий и характеристик входа и выхода.

В качестве таких "черных ящиков" могут выступать сложные системы любого рода и их модели — вещественно-полевые, энергетические, информационные, такие как физические процессы сложного характера и большой интенсивности (экстремальные), химические реакции, организмы, популяции, экосистемы, технические системы, соответствующие модели, а также человеческо-деятельностные системы, вроде экономических, финансовых, производственных, социальных, а также сам человек и разные группы, сообщества, государства и их ассоциации, человечество в целом. Овладение методологией "черного ящика" исключительно актуально в связи с современным состоянием взаимоотношений сообществ людей друг с другом, а , главное, с природой. Конечно, при этом необходимо накопить разными способами часто огромную информацию, обработать ее эффективно, например, на основе статистики и вероятностного подхода, а также компьютерной технологии и построения кибернетико - информационных моделей.

Системный метод и системный подход вытекают из предыдущего и из природы систем, системности как свойства. Их суть в следующем: 1.

Фундаментальная роль системного метода состоит в том, что на его основе достигается продвижение науки и всего человеческого познания к единству, целостному мировидению. 2.

Специфическим для общей теории систем (ОТС), для системного метода и подхода является вопрос о порождении свойства целостности из свойств элементов, а также компонентов и уровней строения в сложных системах. И, наоборот, существует проблема порождения свойств составляющих целое частей из характеристик этой целостности. 3.

Источник преобразований системы или ее функций обычно лежит в ней самой. Это связано с ее внутренними противоречиями и направленным поведением (например, зависящим от естественных законов и ими же направляемым, алгоритмическим, целевым и др.). При этом особенность бихе- виоральных систем — их самоорганизация, самоуправление и т. д. 4.

В системном исследовании и ОТС важен принцип универсальности системных законов, не исключающий вместе с тем специфики систем разного рода. Это означает возможность строить не простые аналогии, а аналогии органицистского характера (вроде, государство — организм с управляющими и управляемыми структурами, человечество — популяция организмов в виде народов и государств и т.п.). 5.

Согласно ОТС и системному подходу один и тот же "материал" или субстрат обладает фактически в одно и то же время разными свойствами, параметрами, функциями и принципами строения и развития. Это проявляется в иерархичности сложных систем и специфике управления в таких системах. 6.

Системный подход невозможен без анализа условий существования и факторов актуальной для них среды. 7.

ОТС и системный метод чисто причинное объяснение рассматривают как недостаточное. Для больших классов систем, таких как бихевиоральные, характерны целесообразность, целеположенность и др. особенности, отличающие их радикально от физических и химических систем. 8.

При создании систем важен принцип: система есть то, что получается в результате оптимизации конструкции создаваемой системы путем всестороннего анализа взаимосвязанных факторов, влияющих на ее существенные характеристики (теорема Б. Байцера). 9.

С позиций системности можно правильно подойти к решению такого важного для науки вопроса, как редукция объяснения одних уровней строения материи и механизмов ее изменения на основе предшествующего уровня. Редукция всегда допустима, когда ищут источник, причину тех или иных явлений: социальных на основе биологического субстрата, биологических — на основе химических реакций, химических — на основе физических законов и взаимодействий. Но при этом нельзя забывать эмерджентность каждого из уровней строения, специфику их собственных законов и т.п. 10.

Системный анализ возник на основе математизированной ветви ОТС — системологии и системных методов. Из этого факта вытекают главные установки системного анализа: решая проблемы управления в системах, надо стремиться максимально полно учесть все входные и выходные характеристики объекта; использовать междисциплинарный подход; строить исследования, разработки, проекты и действия в ключе проблемной и "задачной" ориентации, а не просто функционального подхода (начальник приказал — я выполнил!). Системный анализ конкретизируется в виде своего прикладного звена — системотехники. В этой связи, не игнорируя общесистемного подхода, для каждой проблемы, задачи или их класса строят свою особую методологию.

В целом, имеются системные формализмы, которые развивали многие ученые. Они обладают огромной эвристической силой. Системный подход раскрывает нам как бы пространства возможных состояний систем и возможных действий. Это — общенаучный метод и подход, такой, какой развивает синергетика (как общая теория самоорганизации), или кибернетика (как общая теория управления и связи в живых организмах, технических системах, обществе и их объединениях, которая опирается на информационные технологии).

В 60-х гг. системолог Р. Акофф и социолог Ф. Эмери предсказывали наступление Системного века. Он фактически уже наступил, но только не в виде победы какой-то отдельной теории, а как победы целого направления, подхода и методов, характерных именно для ОТС, ее версий, моделей разного уровня, разного характера и назначения.

Источник: http://referati.me/filosofiya-uchebnik-besplatno/t...

  • Раздел: Звездное небо |
  • Автор: GoldenHammer
  • Комментариев: 2
  • Просмотров: 1324 |