: : Разделы сайта : :
Ремовер callus для кислотного педикюра нанесение
: : Календарь : :
: : Архивы : :
: : Пустой блок : :

Обратная связьСвязь с администрацией

Мужчина встав ночью с кровати попил воды, выключил свет, а утром проснувшись включил телевизор и застрелился. почему?

"Я не идеальный отец. Я не стирал пеленки, когда ты был совсем крошечным, не сидел с тобой бессонными ночами и первое твое слово (как мне этого ни хотелось) было, увы, не «папа». Возможно, я даже не сразу осознал факт своей любви к этому маленькому созданию, которого теперь так бережно и с трепетом называю «мой сын», ведь ты забрал часть ЕЕ любви, еще даже не родившись на свет. Уже будучи беременной, моя любимая женщина устроила террор: «Выключи музыку, она не нравится малышу!», «Не мусори, ты будешь подавать малышу плохой пример!», «Не кричи, ты его испугаешь!» (и откуда она могла знать, что тебе нравится, а что нет?). Из взбалмошной, шумной, безответственной девчонки она превращалась в НАСТОЯЩУЮ женщину. Вряд ли сразу я осознал, понравилось мне это или нет, но то, что это меня шокировало, знаю точно.
Возможно, я так сильно желал твоего рождения 8 лет нашей совместной жизни (но врачи уп.pн0 советовали нашей маме оставить даже мысли о возможности рождения малыша, ей ставили диагноз – эндометриоз), что когда, наконец, это произошло, я оказался не готов вторжению в нашу жизнь маленького пищащего создания, поднимающего с кровати по команде «Уа-а-а-а-а-а» ночью весь дом, разбившего любимую кружку и завладевшего вниманием всего окружающего мира (ты уж прости за такое сравнение).
Постепенно после твоего рождения наш дом стал захламляться игрушками, родственниками, памперсами, одноразовыми салфетками, бутылочками и прочей сопутствующей малышовой ерундой. Под ногами путались пищащие слоники, машинки, впивающиеся в пятки погремушки, кубики. Ночью на кухне любого желающего попить чай хлестали по лицу мокрые пеленки. Холодильник просто ломился от йогуртов, детского питания, соков и сцеженного молока. И ОНА такая счастливая, такая красивая...
И в один день я вдруг понял, что я тоже часть этого мира, мира, созданного тобой. И мне хочется дарить тебе нелепые игрушки, приглашать в гости бабушек и дедушек и умиляться, слыша, как моя мама говорит: «Совсем как Димочка в детстве!», играть с тобой, кормить тебя, делать вместе с тобой первые шаги и, наконец, услышать то заветное слово, после которого хочется перевернуть мир с ног на голову: «ПАПА». И я его перевернул. Веришь?
Ты еще малыш, но уже должен понимать, как тяжело мужчине отказаться от того, что на протяжении 8 лет было естественным. Ушли в небытие пивные вечеринки с друзьями, рыбалка и футбол, ночные клубы, сигареты... в общем, все то, что не вписывалось в этот мир, мешало тебе. Ты думаешь, все так просто? Друзья еще месяц не оставляли надежду видеть меня в своей компании, подсовывали мне билеты на футбольные матчи и показывали фотографии с рыбалки. Но теперь это был уже не мой мир. Все это ушло на второй план, стало ненужным, лишним, чужим.
В силу своего «исключительного таланта» я вряд ли смогу сбить тебе табуретку или сшить игрушку, но разве это важно? Я смогу стать тебе настоящим другом, верным на всю твою жизнь. Ты помнишь, как мы нарисовали на обоях маму, а она подумала, что это мы специально испачкали стены, чтобы ей досадить, а когда вырезали пазлы из ее журналов мод и как нечаянно залили диван вишневым вареньем? Спасибо, мой сын, что ты появился на свет, что ты даришь мне свой смех, свою улыбку, свою любовь.
У земли, на которой я живу появилась ось, и это ты - мой маленький сын, моя радость и гордость, смысл всего моего существования. Теперь «моя земля» вертится вокруг этой оси и этот факт делает меня поистине счастливым человеком. Ты скоро вырастешь и поймешь, как важно иметь семью в которой царит взаимопонимание и любовь, в которой каждый день наполнен смыслом и рядом с тобой самые близкие и родные люди, готовые ради тебя на все!"

Жили были на свете обыкновенные муж и жена. Звали жену Елена, звался муж Сергеем.
Возвращался муж с работы, в кресло у телевизора садился, газету читал. Жена его Елена, ужин готовила. Подавала мужу ужин и ворчала, что по дому он нечего путного не делает, денег мало зарабатывает: Сергея раздражало ворчание жены, но грубостью он ей не отвечал, лишь думал про себя: «Сама – лахудра не опрятная, а еще указывает. Когда женился только, совсем другой была – красивой, ласковой».
Однажды, когда ворчащая жена потребовала, что бы Сережа мусор вынес, он, с неохотой оторвавшись от телевизора, пошел во двор. Возвращаясь, остановился у дверей дома и мысленно обратился к Богу:
- Боже мой, Боже мой! Нескладная жизнь у меня сложилась. Неужто век мне весь свой коротать с такой женой ворчливой да некрасивой? Это же не жизнь, а мучения сплошные.
И вдруг услышал Сергей тихий голос Божий.
- Беде твоей, сын Мой, помочь Я смог бы: прекрасную богиню тебе в жены дать, но коль соседи изменения внезапные в судьбе твоей увидят, в изумление великое придут. Давай поступим так: твою жену Я буду постепенно изменять, вселять в нее богини дух и внешность улучшать. Но только ты запомни, коль хочешь жить с богиней, жизнь и твоя достойною богини стать должна.
- Спасибо, Боже. Жизнь свою любой мужик ради богини может поменять. Скажи мне только: изменения когда начнешь с моей женой творить?
- Слегка Я изменю ее прямо сейчас. И с каждою минутой буду ее к лучшему менять.
Вошел в свой дом Сергей, сел в кресло, взял газету, и телевизор вновь включил. Да только не читать ему, не смотреть кино не терпится взглянуть - ну хоть чуть-чуть меняется его жена?
Он встал, открыл дверь в кухню, плечом оперся о косяк и стал внимательно разглядывать свою жену. К нему спиной она стояла, посуду мыла, что после ужина осталась.
Елена вдруг почувствовала взгляд и повернулась к двери. Их взгляды встретились. Сергей разглядывал жену и думал: «Нет, изменений никаких в моей жене не происходит».
Елена, видя необычное внимание мужа и нечего не понимая, вдруг волосы свои поправила, румянец вспыхнул на щеках, когда спросила:
- Что ты, Сережка, так смотришь на меня внимательно?
Муж не придумал, что сказать, смутившись, сам, вдруг произнес:
- Тебе посуду, может быть, помочь помыть?
- Посуду? Мне помочь? – тихо переспросила удивленная жена, снимая перепачканный передник, - так я ее уже помыла.
«Ну, надо же, как на глазах меняется она, - Сергей подумал, - похорошела вдруг».
И стал посуду вытирать.
На другой день после роботы с нетерпением домой спешил Сергей. Ох, не терпелось посмотреть ему, как постепенно в богиню превращают его ворчливую жену.
«А вдруг богини много стало в ней? А я по – прежнему никак не изменился. На всякий случай, прикуплю–ка я цветов, чтоб в грязь лицом перед богиней не ударить».
Открылась в доме дверь, и растерялся завороженный Сергей. Перед ним Елена стояла в платье выходном, том самом, что купил он год назад. Прическа аккуратная и лента в волосах. Он растерялся и неловко протянул цветы, не отрывая взгляда от Елены.
Она цветы взяла и охнула слегка, ресницы опустив, зарделась.
«Ах, как прекрасны у богини ресницы! Как кроток их характер! Как необычна внутренняя красота и внешность!». И охнул в свою очередь Сергей, увидев стол с приборами, что из сервиза, и две свечи горели на столе, и два бокала, и пища ароматами божественными увлекала. Когда за стол он сел, напротив жена Елена тоже села, но вдруг вскочила, говоря:
- Прости, телевизор для тебя включить забыла, а вот газеты свежие тебе приобрела.
- Не надо телевизора, газеты тоже мне не хочется читать, все об одном и том же в них, - Сергей ответил искренне, - ты лучше расскажи – как день субботний, завтрашний хотела б провести.
Совсем опешив, Елена переспросила:
- А ты?
- Да два билета в театр по случаю для нас купил. Но днем, быть может, согласишься ты пройтись по магазинам. Раз нам театр пройдется посетить, так надо в магазин зайти сначала и платье для театра для тебя достойное купить.
Чуть не сболтнул Сергей заветные слова: «платье, достойное богине», смутился, на нее взглянул и снова охнул. Перед ним сидела за столом богиня. Лицо ее сияло счастьем, и глаза блестели. Улыбка затаенная немножко вопросительной была. «О Боже, как прекрасны все-таки богини! А если хорошеет с каждым днем она, сумею ль я достойным быть богини? – думал Сергей, и вдруг, как молния пронзила его мысль: Надо успеть! Успеть, пока богиня рядом. Надо просить ее и умолять ребенка от меня родить. Ребенок будет от меня и от прекраснейшей богини».
- О чем задумался, Сережка, или волненье вижу на твоем лице? – Елена спрашивала мужа. А он сидел взволнованный, не зная, как сказать о сокровенном. И шутка ли просить ребенка у богини?! Такой подарок Бог ему не обещал. Не знал, как о своем желании сказать Сергей, и встал, скатерку деребя, и вымолвил, краснея:
- Не знаю: Можно ли: Но я: сказать хотел: Давно: Да, я хочу ребенка от тебя, прекрасная богиня.
Она, Елена к Сергею – мужу, подошла. Из глаз, наполненных любовью, счастливая слеза на щеку алую скатилась. И на плечо Сергею руку положила, дыханием жарким обожгла.
«Ах, ночь была! Ах, это утро! Этот день! О, как прекрасна жизнь с богиней!» - думал Сергей, второго внука одевая на прогулку.

…Звонок телефона звучал нахально и без перерыва:
- Вы писали на имя Господа? - не кладите трубку.
- Алло! - голос в трубке отдавал колоколом. В трубке звучало какое-то эхо: - Мы прочли ваше письмо. Нам непонятно, чего же вы, собственно, просите.
- Как чего? Жить!
- Зачем?
- Как это зачем?
- Ну, понимаете, люди к нам обращаются с конкретными просьбами - одному нужно три месяца, чтобы роман дописать, другому - полгода на завершение открытия, третий просит неделю, чтобы слетать в Баку - дать по морде лучшему другу, что стучал на него в КГБ. А вам для чего?
- Да, Господи, выйдешь утром, пока не жарко, птички это самое, у девчонок бретельки от лифчика выглядывают из-под футболок, в лавке сметана 30-процентная без очереди.
- Значит, просто так? Этого многие хотят. (В трубке задумчиво промолчали). Ну, хорошо. Знаете что, в порядке исключения. Мы тут с товарищами посовещались и решили отменить ваш диагноз.
- Спасибо, товарищ Бог! А мне... Я что должен делать? Если вы рассчитываете на добровольные пожертвования, так у меня вместе с социальной надбавкой... - сами знаете.
- Знаем, знаем, как же.
- Может, в церковь ежедневно ходить?
- Эти ортодоксы у меня уже в печенках сидят.
- Господи, вы что реформист?
- Да ортодокс я, только пусть эти, в черных лапсердаках не выставляют себя Моими единственными интерпретаторами. Давайте не будем касаться этой непростой темы.
- Так что же мне делать, Господи?
- А ничего. Просто живите.
В трубке послышались гудки.

- Это поразительно - врач был в шоке, - неоперабельная опухоль в последней стадии исчезла! Скажите, что вы принимали?
- Да ничего, разве пива иногда выпьешь.

- Ох и доиграешься ты, Сашка, с этими письмами. С таким трудом тебя на почту пропихнули. Кто тебе дал право открывать чужие письма, звонить незнакомым людям, представляться то Снегурочкой, то Богом?
- А кто узнает? Кто проверит? А, может, я человеку жизнь спас…

Рассказал(а): Гелена

История несколько смешная, а точнее, совсем не смешная. Вот так как-то... В нашей хрущевке на первом этаже жила бабулька редкой доброты. А тут прямо над ее квартирой прикупил себе жилье редкий хам. Сделал ремонт, а жить не жил, но заезжал почти каждый вечер. И повадился он ставить свою машину прямо на вскопанную и усаженную цветочками нашей бабулькой клумбу под ее же окнами. Вечером он машину ставит, а утром она клумбу перекапывает или рыхлит. Так продолжалось несколько месяцев. Другие соседи с ним ругались, жаловались на него участковому, а он только нагло так ухмылялся. Но, честно сказать, ни с кем не ругался. Так и продолжалось: он машину ставит, а бабулька прихорашивает клумбу.
И вот однажды он вечером приезжает, а клумба не вскопана. Он так с ухмылкой обращается к сидящим у подъезда старушкам: "Че сдалась бабка? Неужели надоело копать?". А бабульки сквозь дружный рев говорят ему, что скончалась наша Сергеевна. Оказалось, что у нее было очень слабое сердце и ей были физические нагрузки противопоказаны.
И тут, не поверите наш "герой" разрыдался, чем вызвал у всех не меньший шок. А потом даже помог с похоронами, т.к. у старушки никого не было родных.

(Гелена)

Рассказал(а): Артем

- Здравствуйте, Елена Сергеевна!..
Старая учительница вздрогнула и подняла глаза. Перед нею стоял невысокий молодой человек. Он смотрел на нее весело и тревожно, и она, увидев это смешное мальчишеское выражение глаз, сразу узнала его.
- Дементьев? - сказала она радостно. - Ты ли это?
- Это я, - сказал человек, - можно сесть?
Она кивнула, и он уселся рядом с нею.
- Как же ты поживаешь, Дементьев, милый?
- Работаю, - сказал он, - в театре. Я актер. Актер на бытовые роли, то, что называется «характерный». А работаю много! Ну, а вы? Как вы-то поживаете?
- Я по-прежнему, - бодро сказала она, - прекрасно! Веду четвертый класс, есть просто удивительные ребята. Интересные, талантливые... Так что все великолепно!
Она помолчала и вдруг сказала упавшим голосом:
- Мне комнату новую дали... В двухкомнатной квартире... Просто рай...
Что-то в ее голосе насторожило Дементьева.
- Как вы это странно произнесли, Елена Сергеевна, - сказал он, - невесело как-то... Что, мала, что ли, комната? Или далеко ездить? Или без лифта? Ведь что-то есть, я чувствую. Или кто-нибудь хамит? Кто же? Директор школы? Управдом? Соседи?
- Соседи, да, - призналась Елена Сергеевна. - Понимаешь, я живу как под тяжестью старого чугунного утюга. Мои соседи как-то сразу поставили себя хозяевами новой квартиры. Нет, они не скандалят, не кричат. Они действуют. Выкинули из кухни мой столик. В ванной заняли все вешалки и крючки, мне негде повесить полотенце. Газовые горелки всегда заняты их борщами, бывает, что жду по часу, чтобы вскипятить чай... Ах, милый, ты мужчина, ты не поймешь, это все мелочи. Тут все в атмосфере, в нюансах. Не в милицию же идти! Не в суд же! Я не сумею с ними справиться...
- Все ясно, - сказал Дементьев, и глаза у него стали недобрыми, - вы правы. Хамство в чистом виде... А где же это вы проживаете, адрес, какой у вас? Ага. Спасибо, я запомнил. Я сегодня вечером к вам зайду. Только просьба, Елена Сергеевна: ничему не удивляться. И полностью мне во всей моей инициативе помогать. В театре это называется «подыгрывать»! Идет? Ну, до вечера! Попробуем на ваших троглодитах волшебную силу искусства!
И он ушел. А вечером раздался звонок. Звонили один раз. Мадам Мордатенкова, не спеша шевеля боками, прошла по коридору и отворила. Перед ней, засунув ручки в брючки, стоял невысокий человек в кепочке. На нижней влажной и отвисшей его губе сидел окурок.
- Ты, что ли, Сергеева? - хрипло спросил человек в кепочке.
- Нет, - сказала шокированная всем его видом Мордатенкова. - Сергеевой два звонка.
- Наплевать. Давай проводи! - ответила кепочка.
Оскорбленное достоинство Мордатеиковой двинулось в глубь квартиры.
- Ходчей давай, - сказал сзади хриплый голос, - ползешь, как черепаха.
Бока мадам зашевелились порезвей.
- Вот, - сказала она и указала на дверь Елены Сергеевны, - здесь!
Незнакомец, не постучавшись, распахнул дверь и вошел. Во время... его разговора с учительницей дверь так и осталась неприкрытой. Мордатенкова, почему-то не ушедшая к себе, слышала каждое слово развязного пришельца.
- Значит, это вы повесили бумажку насчет обмена?
- Да, - послышался сдержанный голос Елены Сергеевны. - Я...
- А мою-то конуренку видела?
- Видела.
- А с Нюркой, женой моей, разговор имела?
- Да.
- Ну, что ж... Ведь я тебе так скажу... честно: я бы сам ни в жисть не поменялся. Сама посуди, у меня там два корешка. Когда ни надумаешь, всегда на троих можно сообразить. Ведь это удобство? Удобство... Но, понимаешь, мне метры нужны, будь они неладны. Метры!
- Да, конечно, я понимаю, - послышался сдавленный голос Елены Сергеевны.
- А зачем мне метры, почему они нужны мне, соображаешь? Нет? Семья, брат Сергеева, растет. Прямо не по дням, а по часам! Ведь старшой-то мой, Альбертик-то, что отмочил? Не знаешь? Ага! Женился он, вот что! Правда, хорошую взял, красивую. Зачем хаять? Красивая - глазки маленькие, морда во! Как арбуз!!! И голосистая... Прямо Шульженко. Целый день: «Ландыши, ландыши». Потому что голос есть - она любой красноармейский ансамбль переорет! Ну, прямо Шульженко! Значит, они с Альбертиком-то очень просто могут вскорости внука отковать, так? Дело-то молодое, а? Молодое дело-то или нет, я тебя спрашиваю?
- Конечно, конечно, - совсем уж тихо донеслось из комнаты.
- Вот то-то и оно! - хрипел голос незнакомца в кепочке. - Теперь причина номер два: Витька. Младший мой. Ему седьмой пошел. Ох, и малый, я доложу. Умница! Игрун. Ему место надо? В казаки-разбойники! Он вот на прошлой неделе затеял запуск спутника на Марс, чуть всю квартиру не спалил, потому что теснота! Ему простор нужен. Ему развернуться негде. А здесь? Ступай в коридор и жги чего хочешь! Верно я говорю? Зачем ему в комнате поджигать? Ваши коридоры просторные, это для меня плюс! А?
- Плюс, конечно.
- Так что я согласен. Где наша не пропадала! Айда коммунальные услуги смотреть!
И Мордатенкова услышала, что он двинулся в коридор. Быстрее лани метнулась она в свою комнату, где за столом сидел ее супруг перед двухпачечной порцией пельменей.
- Харитон, - просвистела мадам, - там бандит какой-то пришел, насчет обмена с соседкой! Пойди же, может быть, можно как-нибудь воспрепятствовать!..
Мордатенков пулей выскочил в коридор. Там, словно только его и дожидаясь, уже стоял мужчина в кепочке, с прилипшим к губам окурком.
- Здесь сундук поставлю, - говорил он, любовно поглаживая ближний угол, - у моей мамы сундучок есть, тонны на полторы. Здесь мы его поставим, и пускай спит. Выпишу себе маму из Смоленской области. Что я, родной матери тарелку борща не налью? Налью! А она за детьми присмотрит. Тут вот ейный сундук вполне встанет. И ей спокойно, и мне хорошо. Ну, дальше показывай.
- Вот здесь у нас еще маленький коридорчик, перед самой ванной, - опустив глаза, пролепетала Елена Сергеевна.
- И где, - оживился мужчина в кепочке, - и где? Аа, вижу, вижу.
Он остановился, подумал с минуту, и вдруг глаза его приняли наивно-сентиментальное выражение.
- Знаешь чего? - сказал он доверительно. - Я тебе скажу, как своей. Есть у меня, золотая ты старуха, брательник. Он, понимаешь, алкоголик. Он всякий раз, как подзашибет, с час по ночам ко мне стучится. Прямо, понимаешь, ломится. Потому что ему неохота в отрезвиловку попадать. Ну, он, значит, колотится, а я, значит, ему не отворяю. Мала комнатенка, куды его? С собой-то ведь не положишь? А здесь кину на пол какую-нибудь тряпку, и пущай спит! Продрыхнется и опять смирный будет, ведь это он только пьяный скандалит. Счас, мол, вас всех перережу. А так ничего, тихий. Пущай тут спит. Брательник все же... Родная кровь, не скотина ведь...
Мордатенковы в ужасе переглянулись.
- А вот тут наша ванная, - сказала Елена Сергеевна и распахнула белую дверь.
Мужчина в кепочке бросил только один беглый взгляд и одобрительно кивнул:
- Ну, что ж, ванна хорошая, емкая. Мы в ней огурцов насолим на зиму. Ничего, не дворяне. Умываться и на кухне можно, а под первый май - в баньку. Ну-ка, покажь-ка кухню. И где тут твой столик-то?
- У меня нет своего стола, - внятно сказала Елена Сергеевна, - соседи его выставили. Говорят, два стола тесно.
- Что? - сказал мужчина в кепочке грозно... - Какие такие соседи? Эти, что ли?! - Он небрежно ткнул в сторону Мордатенковых. - Два стола им тесно? А, буржуи недорезанные! Ну, погоди, чертова кукла, дай, Нюрка сюда приедет, она тебе глаза-то живо выцарапает, если ты только ей слово поперек пикнешь!
- Ну, вы тут не очень, - дрожащим голосом сказал Мордатенков, - я попросил бы соблюдать...
- Молчи, старый таракан, - прервал его человек в кепочке, - в лоб захотел, да? Так я брызну! Я могу! Пущай я в четвертый раз пятнадцать суток отсижу, а тебе брызну! А я-то еще сомневался, меняться или нет. Да я за твое нахальство из прынцыпа переменюсь! Бабушка! - Он повернулся к Елене Сергеевне. - Пиши скорее заявление на обмен! У меня душа горит на этих подлецов! Я им жизнь покажу! Заходи ко мне завтра утречком. Я ожидаю.
И он двинулся к выходу. В большом коридоре он, не останавливаясь, бросил через плечо, указывая куда-то под потолок:
- Здесь корыто повешу. А тут мотоциклет. Будь здорова. Смотри не кашляй.
Хлопнула дверь. И в квартире наступила мертвая тишина.
А через час... Толстый Мордатенков пригласил Елену Сергеевну на кухню. Там стоял новенький сине-желтый кухонный столик.
- Это вам, - сказал Мордатенков, конфузясь. - Зачем вам тесниться на подоконнике. Это вам. И красиво и удобно. И бесплатно! И приходите к нам телевизор смотреть. Сегодня Райкин. Вместе посмеемся...
- Зина, солнышко, - крикнул: он в коридор, - ты смотри же, завтра пойдешь в молочную, так не забудь Елене Сергеевне кефиру захватить. Вы ведь кефир пьете по утрам?
- Да, кефир... - сказала Елена Сергеевна...
- А хлеб какой предпочитаете? Круглый, рижский, заварной?
- Ну, что вы, - сказала Елена Сергеевна, - я сама!..
- Ничего, - строго сказал Мордатенков и снова крикнул в коридор: - Зинулик, и хлеб@! Какой Елена Сергеевна любит, такой и возьмешь!.. И когда придешь, золотко, постираешь ей, что нужно...
- Ох, что вы!.. - замахала руками Елена Сергеевна и, не в силах больше сдерживаться, побежала к себе.
Там она сдернула со стены полотенце и прижала его ко рту, чтобы заглушить смех. Ее маленькое тело сотрясалось от хохота.
- Сила искусства! - шептала Елена Сергеевна, смеясь и задыхаясь, - О, волшебная сила искусства...

(Виктор Драгунский)

Рассказал(а): елбан

Было это в 80-х... Работал у нас один перец, достал всех своей расхлябанностью и отсутствием тормозов (в голове). Мог спокойно сожрать чужой обед, брать сигареты, спокойно брать лежащие деньги - правда, не в больших суммах... Как-то ему всё сходило с рук, но...
Устроился к нам работать мужичок, лет сорока, мы его Гешей прозвали (производное от фамилии). Работал он всегда в перчатках, коих сейчас много, а тогда это было что-то! Человек ЗАБОТИЛСЯ о своих руках, он увлекался судомоделизмом, и за руками следил...
В обеденный перерыв Геша сидел, играл в домино, как подошедший наглый перец залез ему в боковой карман, вытащил перчатки, и громко смеясь, убежал...
По лицу Геши было видно, что это ему явно не понравилось, и мы стали ждать финала...
Минут через 10 наглец подошел, бросил перчатки на стол перед Гешей, сказав - херня!
Геша взяв правую перчатку, сунул руку вовнутрь и сказал:
- Где деньги, падла?
- КАКИЕ ДЕНЬГИ?
- Там заначка была от жены 123 рубля!...
Мы замерли... У нас аванс в те времена был всего 50 рублей...
Резко встав за столом, Геша бьёт в морду лица молодую наглючую поросль... Тот падает, кровь... фингал...
Перец заявил в милицию, и приехали борцы с преступностью... Буквально через пол-часа...
Лейтенант когда объяснил перцу, что факт кражи-налицо, битая его морда - это неадекватная реакция потерпевшего, а срок для него, любимого, реален, то...
Перец обежал всех, кто мог ему занять хоть немного, но через полтора часа Геша подписывал заявление, что претензий не имеет...
Перед ним лежало на столе более 140 рублей.. Перец сразу же уволился без отработки, а нам, участникам и свидетелям этого шоу Геша накрыл поляну в ресторане, сказав, что наглых хамов надо учить сразу, то есть давить паровозы, пока они - чайники...

- Папа, не уходи!!! - дочка почти плачет. - Ну, не уходи…
- Лизка, я на работу, - сурово отвечаю я.
- Можно, я с тобой? - хватает меня за колени.
- Что, со мной?
- На работу! Ну, папочка…
- А что ты там будешь делать!? - наигранно удивляюсь я и отцепляю дочку от себя. - Это же моя работа.
- Я тоже буду работать! - восторженно кричит Лиза.
- Кем?! - я растерялся.
- Я буду работать… - Лиза опустила смущённо глазки в пол. - Работать… папиной радостью...

– На Новый год положено делать подарки! – сказал я, внимательно глядя на родителей. – Желательно дорогие и приятные!
– Вот как? – удивилась мама. – А я и не знала… – и посмотрела на папу, ища поддержки.
Но папа ее не поддержал.
– Сын прав! – сказал он. – Видишь, он уже становится взрослым…
Я победоносно глянул на маму и постарался вытянуться, чтоб стать повыше ростом.
А папа продолжил, обращаясь к маме:
– …так что, нас ждут с тобой прекрасные новогодние подарки!
– Правда? – обрадовалась мама.
– Конечно! Раз сын сказал… – папа был серьезен, как никогда.
Я хотел, было, ответить, что подарки надо дарить только мне, но прикусил язык. Так опозориться перед родными, поверившими в меня, я не мог.
Ситуация… До Нового года десять дней, а денег у меня – рубль с мелочью! Маловато…
Ладно. С деньгами что-то придумаю. Потом. А сейчас важно узнать, какие подарки больше всего обрадуют маму и папу.
– Что можно подарить маме? – спросил себя.
И честно ответил:
– Не знаю!
Аналогичной была ситуация с папой…
Я – плохой сын!
Что-то горько на душе стало… И я вдруг вспомнил, что никогда-никогда за свои немалые уже десять лет не делал родителям подарки. Нет, мы что-то ненужное и уродливое клеили в детском саду, рисовали какие-то придурошные открытки в школе, но это было не более, чем испорченные плоды урока «ручной труд».
Я долго думал, а потом пошел к маме.
– Мама! – спросил у нее. – А что папа больше всего хочет?
– Чтоб ты всегда был здоров! – сказала мама. А потом подумала и добавила: – И счастлив!
– Это неинтересно… – отмахнулся я, – ты мне лучше скажи, что папа хотел бы получить от Деда Мороза?
Мама задумалась.
– Знаешь, – сказала она, – у папы нет хорошей авторучки. Стыдно смотреть на то, чем он пишет…
Поблагодарив маму, я принялся за папу.
– Па-а, а что мама попросила бы у Деда Мороза в подарок?
Папа тоже подумал, а потом сообщил, что у мамы заканчиваются любимые духи «Красная Москва».
На следующий день после школы я пошел по магазинам. Итоги этого мероприятия меня просто убили. Да, я нашел в магазине «Военторг» на Ленина прекрасную китайскую авторучку с золотым пером! Да, в парфюмерном отделе там же имелись духи «Красная Москва». Но! Авторучка стоила сорок пять, а духи – пятьдесят пять рублей!
Где взять такие невероятные деньжищи?
Весь день я ходил, повторяя и повторяя вопрос:
– Что делать?
А ночью мне приснился наш кот Василий, который, расправив усы и хватив валерьянки, предложил:
– Возьми деньги у меня!
С тем я и проснулся, зная, что выход найден.
По-моему, уже когда-то, краснея, рассказывал, что у меня была копилка в виде кота. И я частично методом пожертвований, частично методом прямого вымогательства собирал в копилку деньги на фотоаппарат «Смена». Стоил фотоаппарат сумасшедшие деньги – сто сорок рублей! Но он был больше, чем цель. Фотоаппарат был мечтой заветной!
А теперь предстояло мне расстаться с мечтой.
Глаза немного слезились, когда я, расстелив газету на полу, взял с полки копилку-кота. Он был у меня очень и очень долго, больше года, и я привык к нему… Мне казалось, что кот смотрит на меня укоризненно.
Отвернувшись, я ударил по донышку молотком. Слабо, наверное. Донышко не разбилось. Я ударил сильней, потом еще сильней.
И…
Вместо того, чтоб проделать дыру в донышке, я разбил кота на пять частей! И заплакал.
Потом все же собрал среди осколков рубли, трешки, одну красную десятку и мелочь. Подсчет богатств показал, что уже есть девяносто два рубля. С копейками.
Ближайшие два дня я просто вымогал послать меня за покупками. Еще бы! Ведь вся сдача мелочью, по негласному уговору, оставалась мне. Честно говоря, покупая сахар, я смошенничал, попросив продавщицу тетю Катю дать рубль двадцать сдачи мелочью…
А потом пришел к нам мой дядя Гриша. Он погостил, попил чай с родителями, а уходя, вынул пять рублей и сказал:
– А ну, Шурка, тащи сюда своего кота!
– У меня его нет… – пробормотал я.
– Как нет? – удивилась мама. – Я твоего кота только на днях видела!
– Я его разбил! – и я показал маме обломки копилки, которые зачем-то тщательно сберегал.
– А где деньги? – спросила мама.
– Потратил…
– На что?
– Не скажу!
Почуяв неладное, дядя сунул мне пятерку и поманил за собой.
– Пойдем, проводишь!
– Достанется? – спросил он во дворе.
Я пожал плечами. Было очень-очень обидно!
– Хоть с толком деньги потратил? – спросил он.
– Еще не потратил…
И я рассказал ему все!
– Сколько не хватает? – деловито спросил дядя и, впервые в жизни, погладил меня по голове.
– Уже хватает…
– Тогда вот что, сходи-ка ты в гастроном «Темп» на Полицейскую и купи родителям и себе по пирожному. Это успокаивает! – и дядя протянул мне десятку.
– Пошли вместе! – оживился я. – Нам же до угла по пути!
Но дядя Гриша сослался на какие-то дела и остался.
Когда я с пирожными вернулся домой, у мамы с папой был смущенный вид. Они шумно радовались пирожным, но почему-то, отдали мне еще и по половинке своих…
О разбитой копилке больше разговоров не было. Сами осколки копилки тоже пропали.
Ручку с золотым пером и духи я купил назавтра. И спрятал.
Тридцать первого декабря, ложась спать, подарил родителям, перед тем, как они ушли встречать Новый год, авторучку и духи. Они обрадовались, стали благодарить. Это было так приятно!
Утром, проснувшись раньше всех, я глянул под елку. Все-таки и я надеялся на подарок. Под елкой на каком-то постаменте стоял мой копилка-кот, кем-то умело склеенный. Собирать в него деньги, конечно, было нельзя, но… Я обрадовался. А потом огорчился. Склеили кота и все! Неужели я больше ничего не заслужил? Я сидел, сдерживая слезы, и думал над тем, что поблагодарю за подарок и виду не подам, что обижен…
А потом я глянул на довольно большой куб, служивший коту постаментом.
Не может быть!
Но это было так. Постаментом коту служила коробка, и я знал, знал, знал, что в ней найду!

Дорогое Мироздание!
Пишет тебе Маша Ц. из г.Москва.
Я очень-очень хочу быть счастливой!
Дай мне, пожалуйста, мужа любимого и любящего, и ребенка от него, мальчика, а я, так уж и быть, тогда не перейду на новую работу, где больше платят и удобнее ездить.
с ув., Маша.

Дорогая Маша!
Честно говоря, я почесало в затылке, когда увидело строчки про работу. Даже не знаю, что сказать. Маша, ты вполне можешь переходить на новую работу, а я пока поищу для тебя мужа.
Удачи!
Твое Мрзд.

Уважаемое Мироздание!
Спасибо, что так быстро ответило!
Но.. бабушка моя говорила: кому много дается, с того много и спросится.
Вдруг я буду иметь и то, и это, а за это ты мне отрежешь ногу, когда я буду переходить трамвайные пути?
Нет уж, давай так - я перехожу на новую работу, имею мужа, но за это я готова вместе со своим любимым всю жизнь жить в съемной хрущевке.
Как тебе такой расклад?
Твоя МЦ

Дорогая Машенька!
Хохотало, увидев про ногу. Смысл бабушкиной поговори совсем другой: кому много дается способностей, талантов, знаний и умений, от того люди много и ждут.
У тебя же заначено на двушку в Подмосковье, покупай на здоровье. Ногу оставь себе)))
твое М.

Дорогое Мрзд!
В принципе, я обрадовалась, прочтя про ногу.
НО: у меня будет муж, ребенок, любовь, квартира и нога. То есть ноги.
Что я тебе буду должна за это? (((
Маша.

Маша!
Уфф. Почему ты со мной разговариваешь, как с коллекторским агентством?
Меня попросили - я делаю. Я тебе где-нибудь когда-нибудь говорило, что ты мне что-то будешь должна?
М-ие.

Да!
То есть нет.
Просто не может быть, чтобы было МОЖНО, чтобы все было хорошо, понимаешь???
Я сегодня плакала всю ночь: отдала взнос за квартиру. Хорошая, окна на реку. Небось, муж будет урод. Скажи прямо. В принципе, я к этому готова.
Маша.

Дорогая Маша!
Муж, конечно, не Ален Делон, зато и в зеркало так часто не смотрится. Вполне себе нормальный мужик. На днях встретитесь.
Да, отвечая на твой вопрос: МОЖНО, чтобы все было хорошо. В принципе, мне все равно, хорошо или плохо мне заказывают. Лишь бы человек точно знал, что хочет.
Мрзд.

Уважаемое Мрзд,
А можно чтобы ДОЛГО было хорошо?...
В принципе, если лет пять будет, я согласна, чтобы с потолка протекало...
Цю, Маша Ц

Машенька,
я тебе отвечу честно.
Долго хорошо может быть. ДОЛГО ОДИНАКОВО - нет. Все будет меняться, не меняется только мертвое. И когда будет меняться, тебе покажется, что все плохо. На время.
цю, мрзд.

Мрзд!
Только не ногу. Пусть погуливает муж.

Мария, кончай со мной торговаться. Как на армянском базаре, ей-богу! Я судьбой не заведую, это в другом филиале с другими задачами.
Мое дело - предоставить человеку все, что он хочет.
Счет тебе никто не выставит.
Если так тревожно, можешь ежедневно ругаться с мужем матом. Он начнет погуливать. Шучу, не надо ругаться!
Единственная у меня к тебе просьба: когда ты будешь совсем-совсем счастлива, у тебя освободятся силы. Ты классно шьешь. Займись лоскутным шитьем, твои одеяла украсят любой дом, людям будет радость.
с уважением, М.

Дорогое мое!
Я сегодня прыгала от радости.
Конечно!
Я сделаю все, что ты скажешь.
Я ТОЧНО тебе ничего не буду должна?
Мне предложили еще более клевую работу, а тот чувак из кафе назначил свидание. Йессс!!!
(так не бывает, так не бывает)
(купила швейную машинку)
целую тебя!

Дорогая Маша!
Все хорошо. МОЖНО делать все что хочешь, в рамках Заповедей и УК.
И тебе ничего за это не будет. Наоборот. Если ты не будешь ныть, мы все (Управление №4562223) только порадуемся. Нытики увеличивают энтропию, знаешь. И возни с ними много. Я от них, честно признаться, чешусь.
Так что удачи!
Я откланяюсь пока. Тут заказ на однополых тройняшек, и опять торгуются, предлагают взамен здоровье. Нафиг оно мне сдалось, их здоровье...
Твое Мрзд. Береги ногу! Шутка!

Мироздание, привет,
как ты там?
Дочку назвали Мирой, в честь тебя.
Сшила самое лучшее на свете лоскутное одеяло, заняла первое место на выставке, пригласили на слет пэтчворкистов на Бали.
Летим всей семьей.
Я просыпаюсь утром, поют птицы...
Я иногда думаю - за что мне такое счастье?
Твоя Маша. От мужа привет)

Маша, привет!
Смущенно признаюсь, что я немного промахнулось с сыном, которого ты заказывала, перепутало... но, гляжу, ты счастлива и так)
Быть счастливым - это нормально. Воспринимай это не как подарок, от которого захватывает дух, а как спокойный фон твоей жизни. А дух захватывает иногда от таких мелочей, которые каждому даются без всякой просьбы: не мое это дело, заставлять птиц петь под твоим окном. Это по умолчанию полагается каждому, базовая комплектация. Твое дело - их услышать и почувствовать то, что ты чувствуешь... Эта способность и делает тебя счастливой.
Все, дальше думай сама.
Пиши, если что.
Твое Мрзд.

Не моя, но очень трогательная история...
В моём саду жили ежики... семейство... папа, мама и пять отпрысков-головорезов (это потому, что ночью они превращались в стадо слонов... кто слышал, как они бегают - знают)... И отличительной, семейной чертой их была тяга к попрошайничеству... Причем современные наши уличные попрашайки со своими транспорантиками, типа: "Подайте, мы погорельцы, калеки..." - просто отдыхают...
Всё действо начиналось под вечер, тогда, когда я начинал готовить себе ужин в летней беседке... Сначала появлялись разведчики... два-три... Они деловито подкрадывались к перилам, заросшим виноградной лозой и с двух-трёх позиций делали рекогносцировку - принюхиваясь - а шо там за гешефт?.. Ихние острые носики любопытно подрагивали из под листьев... глазки сверлили мне спину и не выдерживая таких "кашпировских" я кричал им, как кошкам - БРЫСЬ!.. - носы исчезали, с быстротой ящериц...
К слову, надо сказать, что я любил тогда готовить... и сам процесс и сервировка стола поднимало настроение... Хорошая книжка лежала в ожидании рядом и была традиционным окончанием трапезы... Семейка, видимо, знала это и терпеливо ждала паузы перед чтением...
Сначала появлялся папа... вид его был деловой и невозмутимый... Он вообще меня, типа не видел, заходя в центральный проход беседки... потом цепочкой... по ранжиру подтягивались все остальные... Зная весь спектакль, я заранее готовил отдельным блюдцем молоко и когда вся шеренга замирала - опускал его на пол...
Дисциплина у них была железная... первым подходил глава семейства... делал глубокий глоток.. замирал от восторга... и... отбегал в хвост очереди... Следом мамаша... и... опять в хвост... и так всё по кругу... Когда блюдце пустело, они рассредотачивались и делали вид, что им на всё здесь наплевать... так.. случайно зашли... почесать бочёк... НО!... как только я ставил добавки - МОМЕНТАЛЬНО в цепочку и опять бег по кругу...
Таким образом и темпом выпивалось литр молока, ежи становились как колобки, но интерес к моей особе не пропадал... пофыркивая и смущенно поглядывая, они ватагой обступали мои ноги...
Они клянчили ласки... то есть я опускал ладонь на ихние иголки и начинал поглаживать их... и что интересно!... ЭТИ МАЛЕНЬКИЕ НЕГОДЯИ ПОДПРЫГИВАЛИ НА МЕСТЕ!... ПЫТАЯСЬ УКОЛОТЬ!... им безумно хотелось человеческого тепла... НО!... ежичьи ПОНТЫ обязывали делать вид, ЧТО ЭТО НАДО МНЕ!... а не им...
Вот тогда то я впервые подумал... бог ты мой... это же есть и у людей... большинство из них хочет человеческого тепла и заботы... а "инстинкт ёжика" заставляет ранить...

СВЕЖИЕ СМЕШНЫЕ ИСТОРИИ

Источник: http://anekdotikov.net/stories/dobrye/

  • Раздел: Пилинг |
  • Автор: EntityPacket
  • Комментариев: 11
  • Просмотров: 810 |